Мы в социальных сетях

Подледная рыбалка на реке Птичь

Рыбалка на реке Птичь

Практика ловли

Подледная рыбалка на реке Птичь

От чего зависит удачная рыбалка? От расстановки звезд на небе, от удачного стечения обстоятельств, от погоды, от ветра, давления? Все это так, но не менее важен и настрой, с которым выходишь на берег водоема. Случаи, когда рыба ловится, словно из бочки, можно пересчитать по пальцам. В остальное время, успех на рыбалке сильно зависит от желания рыболова подобрать ключик к капризной рыбе. Я точно знаю, что осмысленные манипуляции со снастями, приманками и прикормками непременно приведут к успеху. А еще, к факторам, влияющим на воплощение мечты в реальность, можно отнести предварительный сбор информации о водоеме. Карты, отзывы других рыболовов о реке Птичь, предварительные прогнозы погоды, все это должно быть тщательнейшим образом изучено. Но и про его величество, случай, не следует забывать.

Вся предшествующая рыбалке неделя была посвящена подробному изучению картографического материала: уж очень не хотелось «пролететь», выбрав «неправильный» водоем. Это летом можно исправить ситуацию, сменив место дислокации. В зимнее же время, когда продолжительность светового дня не превышает 8-ми часов, подобные переезды, мягко говоря, «не катят».

В междуречье Птичи и Припяти разбросано множество больших, и не очень, водоемов. Имея старичное происхождение, все они похожи как близнецы-братья. Но сходство это кажущееся. Как любят говорить коренные жители: «Усякая лужа мае свой норау (характер)». И характер этот проявляется в том, что порой, при благоприятных, казалось бы, обстоятельствах, рыба, в конкретно взятом водоеме, клевать отказывается напрочь. И ни смена насадки, ни смена стиля ее подачи не могут вернуть расположения подводных обитателей. Что тут поделаешь, характер! Так что перед поездкой очень хотелось вычислить «не бастующий» водоем.

Вторым, не менее важным этапом подготовки к предстоящему путешествию, был сбор информации об изменениях погоды. А погода разбушевалась. Положительная температура воздуха успешно «расправлялась» с запасами снега. Талая вода, попав в водоемы, приподняла лед, и он отошел от берегов. А тут еще по прогнозам синоптиков именно в день рыбалки в погоде должен был произойти перелом.

Скажу честно: эти факты меня несколько смутили, и если бы не имеющийся опыт ловли в подобных условиях, от рыбалки можно было бы отказаться, хотя, признаюсь, подобная мысль посещала мою голову.

Ровно в 4 часа утра звонок будильника прервал мой и так беспокойный сон. Сборы, завтрак на скорую руку – все прошло в автоматическом режиме. И вот он, долгожданный звонок, и бодрый голос друга, известивший о том, что машина к подъезду подана.

Вброд к заветным местам

И вот уже легендарный советский вездеход «Нива» весело мчит нас по шоссе в сторону Петрикова. Команда подобралась интересная: два заядлых безмотыльщика, один мастер ловли на балансиры, и один очень активный новичок. Время в дороге прошло быстро, и вот она, деревня Багримовичи, последний, стоящий на Птиче населенный пункт. Недалеко от деревни расположено старичное озеро с интересным названием Тальское (на картах этот водоем, почему то именуют оз. Верхмач). Вот туда-то мы и пробивались. Приключения наши начались, лишь только закончился асфальт. Снежная каша, под которой хлюпала оттаявшая грязь, таила в себе массу не очень приятных неожиданностей. Но, благодаря мастерству водителя и конструктивным возможностям авто, преодолев два брода, глубиной в колесо машины, в предрассветных сумерках мы очутились на берегу нужного нам водоема. Очень хотелось быть первыми, но на льду старицы уже «дежурило» с десяток рыболовов. Это были любители половить щуку на жерлицы. Они спешили занять перспективные места и в темноте расставляли свои ставки. Мы же, дожидаясь момента, когда кивок удочки станет различим на фоне льда, принялись осматривать водоем. Мне приглянулся участок, где от основного плеса отходил заросший лозняком «аппендицит». Большое количество незамерзших лунок указывало на то, что на протяжении прошедшей недели рыбу здесь ловили довольно успешно. Что бы лишний раз не шуметь, рыбалку решаю начать с облова этих самых лунок.

До момента, когда полностью рассветет, еще остается минут 20, но ждать не хочется. Проделав многокилометровый путь, так хочется поскорее увидеть, как плавное ритмичное движение кивка, вдруг, прерывается плавным окуневым «прижимом».

Ловля окуня на мормышку

И вот моя «нимфа» медленно исчезает в темном «окне» лунки. Кивок четко фиксирует момент, когда приманка коснулась дна. Глубина под лункой не больше метра. Совершаю несколько «ритуальных» ударов приманки по дну, и начинаю проводку. Вот только кивка еще практически не видно, так что рыбачить приходится на ощупь. Где-то на третьем подъеме приманки я, вдруг, ощущаю резкий удар. Подсечка, и вот уже первая плотвица, массой около 100 граммов, приятно холодит мою ладонь. Следующие пять проводок в этой лунке оказались пустыми. Перехожу дальше. И стоило приманке оторваться от дна, как кто-то невидимый навалился на нее сверху. Этим кем-то оказался окунь. Небольшой, на 150-200 граммов, но какой красавчик! Еще проводка – и очередной «полосатик» отправляется в ящик. Пока не утолен рыбацкий голод, соблюдаю все меры предосторожности. Вон рыбаки по соседству завертели головами. Для некоторых из них рыбалка заключается в том, чтобы не пропустить момент, когда какой-нибудь счастливчик неподалеку резко взмахнет рукой. Это сигнал к тому, что пора сниматься с места, и очень быстро, пока не опередили другие, постараться пробурить свою лунку в непосредственной близости от той, где клюнула рыба. Понятное дело, рыбалка по принципу «не себе, ни людям» ни к чему хорошему не приводит. Так что, пока маскируюсь. А окунь клюет во всех лунках. Порой, количество пойманных «полосатых» из одной лунки достигает 7-ми штук. Согласитесь, для глухозимья это совсем неплохой результат. Определиться с тем, какая проводка приманки сегодня наиболее нравится рыбе, невозможно. Окунь отзывается и на быструю, и на медленную проводку. Случаются поклевки и на паузах. Ну как тут не вспомнить разглагольствования некоторых рыболовов о том, что для каждого типа мормышки обязательно существует свой тип проводки. Даже частоту и амплитуду умудряются подсчитать. Эх, сюда бы этих теоретиков! Иногда, вперемежку с окунями, поклевывает и плотва.

Эксперименты с приманками

Увлекшись рыбалкой, не сразу замечаю, что пугавший нас все утро дождь, перешел в снег, да еще порывистый ветер поднялся. Иногда порывы «губатого» были настолько сильными, что кивок на удочке трепетал, словно флаг. Да и клев рыбы немного утих. Самое время поэкспериментировать с приманками.

Собираясь в эту поездку, я приготовил несколько удочек, оснащенных различной жесткости кивками, под которые были подобраны мормышки соответствующего веса. Имея немалый опыт ловли рыбы на безмотылку, я пришел к выводу, что главную роль в успехе подобной рыбалки играет, именно правильный подбор пары кивок-мормышка. И совсем не важно, какой формы будет сама приманка, главное, что бы ее вес гармонировал с жесткостью кивка. И чем точнее это соответствие, тем больший набор частот можно предложить рыбе. По этой же причине считаю, что длинный составной кивок всегда лучше короткого. С составным кивком и работать проще, и, если что, можно подобрать нужную жесткость. Убираю поработавшую «нимфу» в ящик, и достаю авторскую мормышку украинского мастера Александра Даценко с красивым названием «лисотка». В отличие от российских и китайских безнасадочных мормышек, эта приманка лишена всяческих «украшений», но от этого ее рабочие качества совершенно не ухудшаются.

С этой, на первый взгляд ничем не привлекательной, мормышкой мне довелось познакомиться в феврале прошлого года. Разве, что окраска этой мормышки была не совсем обычной для «безмотылки». Выполненная в форме гвоздика, с утолщением в верхней части, она сильно смахивала на «чертик», у которого обломали два крючка. Попавшие мне в руки образцы имели три варианта окраски: ярко-зеленую, с красноватым «пузиком», коричневую, и серо-черную. Все «лисотки», не зависимо от цвета, несли на себе несколько поперечных черных полос. Украинские ребята, которые привезли мне это «чудо-юдо» очень лестно отзывались о рабочих качествах приманки. Я всегда осторожно отношусь к подобным утверждениям, и поэтому острого желания тут же привязать новую мормышку на леску не испытал, а решил, сначала, присмотреться.

Вышло так, что последние два месяца прошлого зимнего сезона прошли исключительно на притоках Припяти: Мытве, Туре и Неначи. Подаренная мне мормышка зарекомендовала себя очень хорошо. На «лисотку» исправно ловилась любая речная рыба. Даже краснокнижный подуст и привереда ерш-носарь жаловали ее своим вниманием.

А теперь мне захотелось проверить, как работает «лисотка» по аборигенным окуням птичских стариц, значительную часть рациона которых составляют всевозможные подводные рачки: «водяные ослики» и бокоплавы.

Вообще, пристрастия рыб к размеру, форме, цветовым сочетаниям и игре приманки сильно зависят от конкретно взятого водоема. Так на старицах низовий Припяти, изобилующих мальком сеголетком, у окуней «в почете» мормышки с коронкой из желтого, или белого металла. А вот на городских Мозырских водоемах, при ловле окуньков приходится применять маленькие мормышки черного цвета со всевозможными «украшениями» на крючке. Вероятнее всего, это связано с пищевыми предпочтениями местного мелкого «матросика». То же касается и игры приманкой. Для наровлянского окуня, привыкшего кушать малька, самой привлекательной оказывается размашистая, но плавная игра, имитирующая поведение малька, а вот для его Мозырских собратьев, ориентированных на питание мотылем, предпочтительнее активная, высокочастотная игра с минимальной амплитудой, и «копошение» приманки на дне.

Ну а «лисотка», и по форме тела, и по раскраске сильно смахивала на подводных членистоногих. Останется только подобрать игру приманки под сегодняшний настрой рыбы.

Несколько проводок понадобилось мне, чтобы увидеть первую поклевку. В отличие от поклевки на «нимфу» — резкого, отдающего в руку, удара, «лисотку» рыба брала нежно: кивок просто «зависал». Иногда поклевка выглядела как серия мелких «тычков». И тогда мне казалось, что рыба пытается смаковать мою приманку, что совершенно не свойственно при использовании безнасадочной мормышки.

Смена приманки позволила мне использовать «замолчавшие» было лунки вторично. И при облове даже тех лунок, где поклевок на «нимфу» не было, мне удается «уговорить» еще десятка два окуней. Причем размерчик выловленных «полосатиков» приятно изменился в большую сторону.

В поисках новых мест для рыбалки

Компаньоны мои тоже не скучали. Кто с подсадкой мотыля, а кто и на безмотылку, они успешно «пропахивали» вмерзшие в лед ивовые кусты. А вот на балансир окунь сегодня не клевал. Все попытки расшевелить «полосатого» на эту приманку закончились единственной реализованной поклевкой. Не клевала и щука. На полсотни выставленных жерлиц, так же, была всего одна реализованная поклевка.

А ветер все крепчал. Когда снежинки стали лететь параллельно земле, я не выдержал, и пошел искать укрытия под высоким берегом. Рыба здесь тоже клевала. Но вперемежку с «тарными» окунями, начало проскакивать много «матросиков», размером с указательный палец. После бойкого клева крупного окуня, рыбалка быстро потеряла в своих ощущениях. Да и полезшие из некоторых лунок клопы-палочники навеяли грустные мысли. Выход этих насекомых к лункам мог означать только одно – концентрация углекислого газа в воде подошла к своему критическому значению, и скоро на Тальском может начаться замор.

Около 13 часов, устав бороться с ветром, мы решаем перебраться в устье впадающей в Птичь реки Фейса. По слухам, в этом месте уже несколько дней ловят плотву и густеру. Короткий переезд, и вот она, Фейса. Еще на подъезде стало понятно, что слухи о клеве плотвы не пустые. По количеству стоящих на берегу машин можно было предположить, что на льду находится не менее полусотни рыболовов. Так и есть. В месте слияния Фейсы и Птичи, на участке льда площадью в 100 квадратных метров плотными рядами сидели рыболовы, и большинство из них ловило плотву на неподвижную приманку. «Вооружение» каждого охотника за плотвой составляли несколько установленных в ряд удочек. Скучать рыболовам не приходилось. То и дело на лед отправлялась очередная красноглазая рыбешка. Вес вылавливаемой плотвы колебался от 20 до 100 граммов. Возле самых удачливых рыболовов на льду стояли целлофановые пакеты, в которых находилось не менее ведра рыбы.

Мы пристроились в стороне, у торчащих из льда ивовых прутиков. Просверлив несколько свежих лунок, я принялся облавливать их все той же «лисоткой». Первая поклевка не замедлила себя долго ждать, и уже на второй, или третьей проводке окунек, размером чуть поменьше тех, что ловились на Тальском, оказался на льду. Затем клюнуло несколько плотвичек и ельцов. Глубина в этом месте не превышала и метра, так что рыбалка происходила на максимальной скорости. У товарищей, которые предпочли ловить с подсадкой мотыля, рыба тоже клевала, но вот размер ее был намного меньше моего, да и пустых поклевок у них было намного больше. Я тоже использовал мотыля, но делал это с несколько иной целью. При затухании клева достаточно было прикормить лунку парочкой рубиновых личинок, и через несколько минут рыба возвращалась. В принципе, рыба клевала по всему устью, да и размер ее везде был одинаковый.

Ловля ерша-носаря на потяг

В разговоре с некоторыми рыболовами мне удалось выяснить, что на русле Птичи несколько дней назад ловили крупного ерша-носаря. Клевал он на неподвижную мормышку, наживленную червем. А вот сегодня носарь «бастует». В принципе, ловить молодь плотвы мне уже надоело, а что если попробовать соблазнить носаря, предлагая ему катящуюся по течению мормышку. Помнится, в прошлом году, на Мытве, этот, производный от гомельского потяга способ, оказался очень даже неплох.

Место вчерашнего клева я нашел по скоплению просверленных лунок. Запускаю в первую попавшуюся лунку крупную вольфрамовую мормышку, на крючке которой наживлено несколько мотылей, и даже не пытаясь «поймать» дно, стравливаю на всю длину леску. Затем делается пауза, длиной секунд 10, после которой я начинаю медленно-медленно шевелить приманкой, затем – снова пауза. После нескольких подобных циклов леска сантиметров на 30 укорачивается. И так повторяется до тех пор, пока я не перестаю чувствовать дно. На облов одной лунки уходит около 10 минут. Если произошла поклевка, рабочая длина лески фиксируется, и место это облавливается более тщательно. На течении рыба клюет резко, с отдачей в руку.

Одна, вторая, третья лунки. И вот он, долгожданный тычок! Подсечка, и вот уже на льду ворочается первый птичский носарь. На вид в нем не меньше 100 граммов веса. Угрожающе распушив все свои колючие плавники, рыба пытается мне угрожать. Перезарядив мормышку свежей порцией мотыля, отправляю ее за очередным ершом. Клев «колючих» постепенно наладился. Практически из каждой лунки мне удавалось поднять по нескольку носарей. Увлекшись ловлей, я и не заметил, как короткий зимний день подошел к своему логическому завершению. Уже в сумерках собираю по лункам улов, и тороплюсь к машине. Что ж, я «насобирал» не менее 5-ти килограммов. Спасибо тебе Птичь за такую увлекательную рыбалку!

Автор: Борода

Оставьте комментарий

Добавить комментарий

Новое на форуме

Вверх